// oncopy="return false">

Изготовление струн (перевод с английского)

Walter Kolneder Глава из книги "The Amadeus Book of the Violin" (печатается с сокращениями).

Если правда, что струнные инструменты произошли от охотничьего лука, то производство струн можно считать одним из древнейших ремесел на Земле.

В Европе в Средние века в ходу были как шелковые струны, пришедшие из Азии (их и сейчас продолжают использовать в Китае и Японии), так и сделанные из крученных кишок животных, также пришедшие с Востока и известные уже древним Грекам. Существует документ XIV-го века, в котором описан процесс производства кишечных струн. Овечьи внутренности погружались в воду или щелочь не менее чем на полдня для удаления остатков мяса. В течение следующих двух дней их держали в сильном щелочном растворе или красном вине.

Будучи еще мокрыми, пряди по две, три, или четыре скручивали вместе, и получали готовую струну, которую сушили в натянутом состоянии. Также струны делали из конского волоса, пеньки и льняных волокон (в 1677 году в Европе еще использовали пеньковые струны). Металлические струны из Аравии и Индии были редки. В примитивных цивилизациях струны делали из лиан и волокон кореньев.

Ко времени появления скрипки производство струн уже достигло высокого уровня, особенно кишечных струн для лютни, которые были долговечны и обладали хорошей вибрацией. Вскоре Сиена, Флоренция, Венеция, и другие итальянские города становятся центрами производства струн, поставляя высококачественный товар в большинство Европейских стран. Гаспро да Сало (Gasparo da Salo) получал струны из Рима, где монах бывал по делам. В 1588 году Сало записал в налоговом документе: "...я также задолжал 42 лиры преподобному Отцу Марко Антонио из Ордена Св. Пьеро Оливеро за струны, которые он прислал мне из Рима, чтобы я мог ставить их на скрипки." В 1708 году во время дипломатической миссии в Риме большой поклонник музыки Иоган Филипп Франц фон Шонборн (Johann Philipp Franz von Schonborn), принадлежащий к известной семье из Рейн-Мейнской области, приобретал качественные струны для скрипки, виолончели, и теорбы своего дяди. Чтобы убедиться в том, что он покупает струны нужных размеров, он попросил предоставить образцы, после чего препоручил настоятелю собора в Майнце переправить свои сокровища на север.

Производство струн совершенствовалось непрерывно. В начале XVIII века для изготовления струны МИ бралось три кишки, для струны СОЛЬ - семь, а для самой тяжелой контрабасовой струны - 120. Доменик-Антонио Анджелуччи (Domenic-Antonio Angelucci) ввел в технологию производства некоторые усовершенствования, которые надолго вознесли итальянские струны выше всех других, и даже за границу для производство струн приглашали итальянцев. В 1798 году римлянином Пирацци (Pirazzi) по совету Паганини была основана известная фирма Оффенбах. Известная струнная фабрика в Лионе была основана Саварецце (Savarezze) - итальянцем, который, как считают, прибывает во Францию в конце XVII века. Его многочисленные потомки в той или иной степени доминировали в струнном деле Франции на протяжении многих лет. В "Memoire sur la fabrication des coedes d'instruments musique" (Париж 1822 г.) фамилия Саваресс указана как фамилия владельца. Конечно не все "итальянские" струны делались только в этой стране, или на фабриках, возглавляемых итальянцами. Моррис отмечал, что при продаже струн наблюдалось не меньше мошенничества, чем в торговле скрипками.

Вклад науки в создание струн относится к самому раннему времени ее появления. Мерсенн (Mersenne) (ум. 1648), изучавший акустику, проводя эксперименты, открыл законы колебаниий струн, научное обоснование которым дал английский математик Тейлор (ум. 1731). В 1796 году Хладни Эрфуртский (Chladni of Erfurt) издал свой труд, описывающий продольные колебания струн и стержней. В 1822-1823 г.г. Берлинской Академией Наук была издана Диссертация Эрнста Г. Фишера (Ernst G. Fischer) "Эксперименты с колебаниями струн для определения их точной настройки". Важные усовершенствования были сделаны в Марнейкирхене (Markneukirchen), где был разработан процесс продольного резания кишок на ленты для увеличения количества составляющих струну лент.

Несмотря на то, что шелковые струны исчезли из обихода несколько столетий назад, попытки их применения не прекратились. В 1774 году Петер Нонаилл (Peter Nonaille) получает патент на "метод производства шелковых струн для всех видов музыкальных инструментов". Издание "Allgemeine Musikalischc Zeitung" от 15 мая 1799 года сообщает: "Гражданин Бауд (Baud) из Версаля, человек большого ума, корифей в области музыки, некоторое время назад изобрел процесс получения крученых шелковых струн. Он применял их сначала для арфы, но теперь делает их для любых инструментов взамен жильных." В 1803 году Бауд издал свою работу "Сравнение жильных и шелковых струны для музыкальных инструментов." Несмотря на то, что шелковые струны и были в ходу в течение XIX века, обладая свойствами не реагировать на жару и повышенную влажность, они так и не стали широко распространенными, поскольку плохо держали строй, вытягиваясь до 20 процентов в длину. Как правило шелковая струна состояла из 140 нитей, по двадцать волокон в каждой, т.е. из 2800 волокон. (...)

Известно, что если настроить струны на более низкий тон, они будут плохо звучать, поскольку станут недостаточно толсты для своего натяжения (...). Именно поэтому композиторы до Корелли редко использовали ноты, исполняемые на струне СОЛЬ. В XVII веке французский физик Сейнт-Коломб (Saint-Colombe) выдвинул идею применения обмотки для басовых струн, и получения за ее счет нужной массы при меньшем объеме. В 1765 он сделал струну с медной обмоткой. Позднее, благодаря специальным машинам, процесс обмотки был значительно усовершенствован. Важную роль играет материал, из которого сделана обмотка. Некоторое время для высококачественных струн применялся сплав серебра; для менее дорогих струн обмотка струн СОЛЬ, РЕ, ЛЯ делалась из меди, бронзы, алюминия или сплавов. Серебряная обмотка струн РЕ была встречена с сопротивлением; в 1900 году Джокиш (Jokisch) заявлял, что такие струны не имели "того характерного полного, красивого звука хорошей жильной струны РЕ," но, с другой стороны, они не испытывали "типичной хрипоты и неуверенной реакции " жильной струны в нижней части диапазона. Паганини по общему мнению был первым солистом, который стал использовать витые струны.

Примерно в 1860 году в Дрездене Вейхольд (Weichold) изобрел специальный процесс для создания струн со стройными квинтами; позже он улучшил качество обмотки струн РЕ и ЛЯ.

Со струной МИ проблемы были иного свойства. Применение жильных струн создавало конфликт между их массой и натяжением. Их нельзя было удлинять больше чем на 15 процентов, иначе у струн оказывался малый запас прочности и они быстро рвались. Шелковые струны не могли быть альтернативой, поскольку постоянно повышающийся стандарт инструментальной настройки приводил к усилению натяжения струн. Сегодня мы едва ли можем вообразить те неприятности, которые могли вызывать квинты. Солист мог ждать обрыва струны даже во время концерта. Чтобы этого не случилось, для репетиции перед выступлением, Диттерсдорф (Dittersdorf) рекомендовал использовать только три нижних струны. В 1806 году, в письме из Франкфурта, Боушер (Boucher) писал:

"Вам известно, что Адажио моего Квартета до-мажор я играю полностью на струне МИ. Случилось как-то, что струна порвалась. Я быстро схватил зубами мешавшийся обрывок и выплюнул его в сторону, иначе не смог бы доиграть на других струнах. Я продолжил игру как ни в чем не бывало, что уже не раз происходило в Роттердаме, а зачастую и других местах. Вы бы видели музыкантов: они сидели с широко открытыми ртами и полные восхищения, как и слушатели, некоторые из которых приблизились, чтобы расслышать, не пропущу ли я что-нибудь. Вы знаете, что я не теряю голову в переделках."

В 1888 году Крейслер, в возрасте менее тринадцати лет, будучи впервые в Соединенных Штатах, порвал две струны МИ при исполнении Концерта Мендельсона. Медленную часть он сыграл на струне ЛЯ, а в Финале выхватил скрипку у концертмейстера. Оценивая подобные ситуации игры на квинтовой струне старинных инструментов, можно сделать вывод, что всегда лучше иметь запасную струну на всякий случай!

Со временем скрипачи стали переходить на стальные струны, особенно после того как в 1833 году на других инструментах были опробованы платиновые струны. После 1835 года стальные струны заменили латунные струны для мандолины. Мари Тайау (Tayau) была первой, кто использовал стальные струны ЛЯ и МИ, во время премьеры Романтического Концерта Годарда в 1876 году, на скрипке, сделанной Коллином-Мейнцем (Collin-Mezin). Вероятно Витек (Witek) и Бурместер (Burmester), были первыми, кто (примерно с 1906 года) стал регулярно выступать на публике на стальных струнах.

Плотность стали выше плотности шелка или жилки в 5,5 раз. После длительных экспериментов лучшей была признана Шведская сталь, произведенная с применением древесного угля, методы получения которой совершенствовались постоянно. Поначалу звук стальной МИ казался грубым и неприятным, но его можно было несколько исправить, подкладывая под струну на подставке небольшой кусочек кожи. В 1923 году Флэш (Flesch) отметил, что в концертном зале стальные струны МИ несомненно лучше звучат, чем жильные, которые всегда остаются ненадежными (Искусство Игры на скрипке. Том 1), однако в 1938 году в Копенгагене Зигрфред Эберхард (Siegfried Eberhardt) издал книгу под названием Wiederaufstieg oder Untergang der Kunst des Geigens: Die kunstfeindliche Stahlsaite (Восстановление или снижение искусства игры на скрипке: Стальные струны - враг искусства).

Тем не менее, многие музыканты приветствовали появление новой струны МИ, особенно те, кто выступал в танцевальных ансамблях или в популярно-музыкальных группах. Часто они были вынуждены играть в заполненных дымом, жарких помещениях, все в поту, а также бороться с условиями игры на открытом воздухе. На стальные струны меньше воздействовала погода, они стояли неопределенно долго, а также позволяли использовать высокие ноты, которые звучали громко и могли конкурировать с трубой, саксофоном и ударными инструментами. Эти музыканты требовали, чтобы все четыре струны, были сделаны из стали. Для высоко артистических целей сталь была только компромиссом, что со временем привело к использованию стали и других металлов в качестве основы витых струн. В Соединенных Штатах во время 1-ой Мировой Войны стальные струны стали весьма распространенными, так как жильные импортировались из Германии и были практически недоступны. В Германии же в 1920 году, в контрактах, которые подписывали музыканты профессиональных оркестров оговаривалось, что стальные струны не должны использоваться. Известно, что стальные струны хорошо звучат не на всех инструментах, особенно на имеющих выгнутый свод скрипках.

Нападки на стальные струны продолжались. В 1949 Минготти (Mingotti) возобновил военные действия после небольшого перерыва. Флэш (Flesch), в первой главе своей книги о скрипичной аппликатуре, посвящает много места одной специфической проблеме: открытая струна МИ часто не имеет мгновенного отклика при игре в быстром темпе. Он рекомендует в восходящих пассажах применять четвертый палец, а открытую струну - при нисходящих. При этом признает, что для обучения начинающих нужно использовать только стальные струны. Ученик, начинающий играть на жильных струнах достаточно долгое время будет играть нестройно.

Франц Томастик (Franz Thomastik) из Вены, благодаря новой технологии, изобрел новый вид металлических витых струн по имени которого их и стали называть. Эти струны имели целый ряд преимуществ: они стояли неопределенно долго, были нечувствительны к нагреву, влажности, или поту рук (что делает их идеальными для тропического климата), и четко держали строй в течение несколько дней и даже недель. К сожалению, они имели также и серьезные недостатки: их натяжение было выше обычного, что неблагоприятно воздействовало на инструмент, и из-за своей жесткости, особенно поначалу, они требовали совершенно другой смычковой техники, а также плохо звучали на пиццикато.

В 1914 году после первых экспериментов Томастик усовершенствовал свои струны. Отто Инфельд (Otto Infeld), его сотрудник и преемник, ввел в технологию струн плоскую обмотку, сделав целиком стальную струну, за которой последовало в 1951 году изобретение сверхгибких (Super-Flexible / Kunsler-Seil-Saite) струн, а десятью годами позже струн Spiro-core, перенявшие от жильных струн их многочисленные преимущества. Примерно в это же время Стокгольмский производитель струн Фроджел (Frojel), развил идею Томастика, придумав точно калиброванную струну ПРИМ, в которой была решена проблема между чувствительностью и упругостью с одной стороны и долговечностью с другой. В последнее время все более и более растет доля применения синтетических материалов в струнном деле. И хотя поначалу имелись проблемы с применением нейлона, теперь его использование для струны ЛЯ не нужно доказывать. Производители струн продолжают исследования, и можно сказать, что времена когда струна рвалась во время исполнения, доставляя неприятные моменты солистам и оркестрантам, канули в прошлое.

The Amadeus Book of the Violin" © 1998 by Amadeus Press
Отрывок из английского издания книги