// oncopy="return false">

Как усовершенствовать балалайку

Б.М. Стус Профессор Астраханской государственной консерватории, заслуженный работник высшей школы РФ. Журнал "Народник" №4(68) 2010 г.

Возможные конструктивные изменения

Всем известны профессиональные требования к балалайке. Помимо акустических, тембровых и эстетических критериев, это еще и чисто практический интерес:

  1. хороший строй,
  2. сравнительно легкий прижим струн в любой точке грифа,
  3. оптимальная высота струн над грифом и в месте извлечения звука (над панцирем), позволяющая качественно исполнять все приемы игры.

Учитывая тенденции развития современного исполнительства, едва ли не главным показателем в характеристике инструмента оказывается сильный и плотный звук. Реализации этого качества частично способствует более высокая, чем это заложено в конструкции балалайки, подставка. Но, решая проблему увеличения силы звука таким образом, исполнители невольно нарушают гармоничность качественных характеристик инструмента, т.к. изменение одних параметров невольно влияет — и не лучшим образом — на другие:

  1. из-за большой высоты струн над панцирем могут возникнуть неудобства при исполнении отдельных приемов игры (со временем, впрочем, преодолимые);
  2. из-за большой высоты струн над грифом усложняется их прижим в среднем, и особенно в верхнем регистре, что, конечно же, отрицательно сказывается на пальцевой беглости и влияет на качество соединения звуков, их протяженность и певучесть;
  3. даже при идеально точной разметке ладов строй инструмента заметно ухудшается (особенно в верхнем регистре).

И т.д. и т.п. Как видим, минусов предостаточно.

На наш взгляд, проблему нужно решать комплексно. Если, к примеру, при переходе на высокую подставку (А) нарастить одновременно толщину накладки грифа, постепенно увеличивая ее по направлению к верхнему регистру, или вообще (Б) изменить угол крепления грифа к корпусу балалайки, «завалив» его по направлению к задней части корпуса на 1—2 градуса, то в результате подобной «перестройки» неудобств и возможных нарушений, перечисленных выше, удастся избежать.

Такие усовершенствования можно внедрить как на уже готовом инструменте (вариант А), так и на стадии изготовления нового (вариант Б).

Естественно, что и в том и в другом случае изменится и профиль панциря: он должен либо утолщаться по направлению к резонаторному отверстию, либо плавно приподниматься над декой.

В настоящее время опыты подобного усовершенствования довольно успешно применены на практике московским мастером Владимиром Петровичем Нечепоренко. Панцири его балалаек приподняты над декой с помощью специальных вкладышей.

Идея смещения грифа к задней части корпуса (задней деке) не нова. Давным-давно она была воплощена на таком, теперь уже классическом, инструменте, как скрипка. Конечно, многое в ее конструкции обусловлено способом держания и, главное, принципом звукообразования при игре смычком. Вполне возможно, что именно стечение этих замечательных обстоятельств и повлияло положительным образом не только на исполнительские удобства, но и на акустические достоинства инструмента. Как знать...

Мы не утверждаем, что предлагаемые изменения в конструкции немедленно улучшат игровые показатели и звуковые характеристики инструмента в такой мере, в какой это произошло на скрипке, но почти уверены, что улучшения будут.

Ремонт металлических порожков

Причиной нарушения строя струнных инструментов в процессе их эксплуатации может быть деформация струн в местах прижима к кладовым пластинам (порожкам), их вытягивание в длину, а также износ самих порожков. Последнее отрицательно сказывается на качестве звука, являясь причиной появления нежелательных «металлических» призвуков.

На первый взгляд, выход простой — новые струны и замена порожков. Но если новые струны не такая уж проблема, то замена порожков — это уже настоящий текущий ремонт, для организации которого нужны и средства, и время (а то и вынужденная «командировка» в Москву).

Подработанные порожки можно реставрировать путем наварки и последующей шлифовки износившихся участков. Такая операция существенно удлинила бы срок их эксплуатации до полной замены. Эту процедуру можно проделывать неоднократно.

Подставка с изменяемой геометрией

Можно успешно бороться и с нарушением строя при деформации струн по причине износа и неравномерного вытягивания, вследствие чего изменяется их сечение.

Много лет тому назад в Астрахани нами была разработана принципиально новая конструкция подставки для балалайки. Ее изготовил по нашим чертежам мастер С. Кислухин из Бежецка, находившийся в то время в Астрахани. В течение ряда лет подставка проходила апробирование среди студентов-балалаечников Астраханской консерватории и получила одобрение коллег. Впоследствии, по не зависящим от нас обстоятельствам, она вернулась к мастеру-изготовителю, а скопировать ее в местных условиях не представлялось возможным. Причина банальная — отсутствие музыкальных мастеров в нашем консерваторском городе.

Конструктивные особенности новой подставки позволяют легко исправлять погрешности в строе, возникающие в результате истирания «ладов» и деформации струн. Эффект достигается с помощью изменения конфигурации подставки специальным приспособлением, в результате чего появляется техническая возможность для независимой регулировки длины рабочей части каждой струны в отдельности. Именно это позволяет по мере необходимости положительно решать проблему строя.

Принцип устройства подставки заключается в следующем. Она состоит из двух частей; собственно подставка предназначена для первой и второй струн, а подставка-"флажок" — отдельно для третьей. Крепится она к основной при помощи винтика и гаечки. Такая система позволяет регулировать размеры рабочей части каждой струны автономно: первой и второй при помощи общераспространенного способа — разворота подставки на некоторый угол по отношению к грифу, а третьей — при помощи такой же операции с «флажком», после чего он фиксируется с помощью винтика.

Такая подставка при необходимости может успешно применяться также на малой домре и на оркестровых разновидностях домры и балалайки.

Опережая возможные сомнения оппонентов, спешим заверить, что наличие в «деревянном теле» подставки чужеродного материала (металла) никоим образом не сказывается на акустических и прочих характеристиках инструмента — проверено экспериментально.

Вид сверху:

podstavka_verh.jpg

Вид сбоку:

podstavka_sboku.jpg


Комментарии к статье Б.М. Стуса «Как усовершенствовать балалайку»

В.В.Гребенников — мастер-реставратор РАМ им. Гнесиных, Ген. директор "Союза мастеров"

Спасибо Борису Михайловичу за статью и приглашение к разговору об усовершенствовании инструмента. Спасибо за смелость. Ведь гораздо проще высказывать свое согласие или несогласие с идеями, выставленными на открытое обсуждение, чем поднять вопрос, правильно его сформулировать, наметить верное направление для его решения. И автор статьи ставит такие вопросы; правда, на мой взгляд, их решение не всегда на правильном пути.

Если говорить о «профессиональных требованиях к балалайке», то даже в акустических, тембровых и эстетических критериях нет единства среди музыкантов. Кто-то всю жизнь ищет старый инструмент и вместе с ним характерный тембр работ мастеров начала прошлого века С.И.Налимова, С.И.Сотского, И.И.Галиниса. Им нужно звучание балалайки, прожившей большую жизнь и сформировавшей в себе некрикливую мудрость и волнующую теплоту звучания, сбалансированную плотность аккорда, хорошую «педаль» до 12-го лада. Но вместе с большими достоинствами они получают недостаточно сильные «верха» и ограниченный динамический диапазон. Другие музыканты пристально следят за перемещением из рук в руки инструментов работы М.А.Купфера. Славу этим балалайкам принесли в свое время В.Б.Болдырев, В.Е.Зажигин, затем Е.Р.Шабалин, И.И.Сенин, А.А.Горбачёв, А.Буряков. Но «купферов» всего 16 и новых, к сожалению, уже никогда не будет. Ученикам В.Б.Болдырева по душе инструменты Е.Н.Виноградова, и это вполне объяснимо. Два мэтра — музыкант и мастер уже много лет сотрудничают в процессе создания современного концертного инструмента. В классе В.Е.Зажигина есть Галинис, Снигирёв, Токарев — мастера-патриархи. Здесь отдают предпочтение тембру, «педали», красивому звуку. Удивительно точно говорил А.К.Фраучи: «Самое трудное при игре на гитаре (читай: домре, балалайке) — извлекать из нее красивые звуки». Пожалуй, больше всех ценит в инструменте яркое, плотное современное звучание с управляемой динамикой во всех диапазонах А.С.Данилов. Это качество инструмента слышно в его собственных смелых, фактурных, образных обработках и в сочинениях А.Кусякова — недаром оба музыканта много десятков лет вместе проработали в одном вузе. А еще есть Екатеринбург, С.-Петербург, так что критериев оценки акустических, включая тембровые, и эстетических качеств балалайки много.

Теперь перейдем к практике.

Хороший строй. На мой взгляд, хороший строй не такая уж большая проблема, это ведь не врожденные качества, как, например, тембр. Это легко правится, нужно только понимать природу явления. Причин может быть несколько:

  1. Неправильно рассчитанная или пропиленная мензура. С этим мастера уже достаточно легко справляются. Калькулятор легко делит длину первого лада на заветные 1.05946, получая длину следующего, а высокопрофессиональные «заточенные» руки пропиливают с помощью изготовленной с точностью до десятых долей миллиметра колодки пазы для установки ладовых пластин. В этой математической точности как раз и заложена ошибка. Всё-таки европейская музыкальная традиция опирается на темперированный строй.
  2. Отсутствие компенсации-темперации, связанной с повышением первых трех полутонов из-за влияния близко расположенного верхнего порожка. Когда я принес показать П.И.Нечепоренко свой первый инструмент, Павел Иванович обнаружил в нем несколько завышенные ноты на первых трех ладах: «Ты слышишь? Малая секунда никуда не годится, большая — допустимо, с до можно согласиться, а выше всё чисто*. Я задумался — что делать. И поняв, что точкой отсчета является открытое ля, «повысил» его, передвинув верхний порожек на 2 — 3 биения (в миллиметрах это 0,7 —  0,9), тем самым компенсировав повышение нот на первых трех ладах.
  3. Излишне высокие струны над ладами инструмента. При слишком высоких струнах, чем ближе к верхнему порожку и подставке, тем больше повышение тона, связанное с излишним натяжением струны. В своей практической работе я понял, что струны должны быть как можно ниже над ладами, но оптимальной является высота в 4—4,5 мм над 27-м ладом. При расположении струн ниже этих значений не удается получить плотного красивого чистого тона без призвуков. А для комфортного зацепа пальцами правой руки при игре пиццикато и гитарным приемом высота струны над панцирем должна быть 5 мм с увеличением до 6,5 мм к краю панциря для одинакового ощущения высоты струны при игре во всех диапазонах. Для домры эти размеры должны быть на 1 мм меньше. Хотя бывают исключения из этих «правил». Например, на домре работы мастера П.Ф.Буланова 1953 года, на которой играет Е.Волчков, высота струн над 27-м ладом около 5 мм. Но Евгению удается извлекать из инструмента красиво окрашенный обертонами, плотный и хорошо управляемый звук. И другое исключение — высота струн на инструменте С.И.Сотского, принадлежащем до сих пор выступающему с концертами выдающемуся артисту эстрады М.Ф.Рожкову — 3,2 мм.
  4. Подставка, стоящая не на месте. Часто мастера, не умеющие находить место подставки по флажолетам, находят ее положение на деке с помощью линейки. Если мензура, например, 440 мм, то от верхнего порожка до 12-го лада должно быть 220 мм и вроде бы от 12-го лада до подставки тоже 220 мм. Но на самом деле это не так. Поскольку высота струны над ладами увеличивается от первого лада к последнему примерно от 0,5 мм до 4 мм, а при прижатии ее к ладам происходит натяжение, что пропорционально увеличивает повышение звучания к 27-му ладу. Это повышение необходимо компенсировать отодвиганием подставки в сторону нижнего порожка примерно на 4 мм. Эта проблема была и у С.И.Налимова. На всех его инструментах на деке обозначена точка, куда мастер рекомендует балалаечникам ставить подставку — «кобылку» по терминологии того времени. Так вот это место на деке указано неправильно, по математическому расчету, без учета компенсации.
  5. Причиной нарушения строя могут быть и некачественные, т.е. плохо откалиброванные струны. Недавно мне принесли на замену мензуры балалайку. Инструмент не строил на интервал более полутона. Спрашиваю: «Она когда-нибудь строила?». Получив утвердительный ответ и оценив состояние инструмента, вижу, что дело в струне. Нужно понимать, что стальная проволока диаметром около 0,3 мм — это еще не струна. Проволока для изготовления струн должна быть точно откалибрована, отполирована, иметь одинаковую по всей длине структуру, жесткость и т.д. Если струны в медной или латунной обмотке — канители, возникает еще больше вводных показателей качества. Струны, изготовленные по старой, разработанной еще в позапрошлом веке технологии с применением шелка в качестве связующего звена между керном и канителью, имеют еще больше проблем. Организованный в 1944 году струнный цех при реставрационных мастерских Большого театра с 1950-х годов начал производство струн для народных инструментов именно по этой технологии. В таких струнах при навивке канители нитки шелка располагаются неравномерно, как бы разряжаясь в одних местах и увеличивая диаметр, а значит и массу струны, в других. А масса — это высота тона. Неоднородность массы дает различную высоту тона. Отсюда фальшивое звучание. Очень подробную и профессиональную информацию обо всем, что касается струн, можно посмотреть на сайте струнной фирмы «Господин музыкант», www.gmstrings.ru.

Да, я согласен с утверждением Б.М.Стуса о том, что в погоне за сильным и плотным звуком мы теряем другие звуковые характеристики инструмента, что выиграв в силе звука, мы теряем очарование тембра, полетность звучания, сбалансированность аккорда. Но не могу согласиться с предложением увеличивать напряжение в деке — силу звука за счет увеличения высоты подставки. Высокую, более 18 мм подставку можно проектировать при строительстве нового инструмента, как это осознанно делает опытный мастер Е.Н.Виноградов, или неосознанно, как молодые мастера, работающие без чертежа инструмента и «случайно» получающие такой результат, — вспомним фотографию С.И.Налимова перед чертежом нового инструмента в марьинской мастерской. Кстати, на налимовских балалайках высота подставки — 12 мм. При высокой подставке, под нее рассчитываются плотность деки, размер и жесткость пружин, форма и высота купола деки и многие другие показатели, взаимно компенсирующие друг друга. Но это совершенно недопустимо при ремонте или реставрации старых инструментов, где все размеры пружин, купола и плотности дерева на деке рассчитаны на ту высоту подставки, которая стоит на инструменте, ее форму, жесткость, площадь соприкосновения с декой. Из-за непонимания механизма того, что происходит при увеличении высоты подставки, и как следствия — увеличения давления на деку, были заживо похоронены многие инструменты старых мастеров.

Теперь о ремонте изношенных порожков — ладовых пластин. Конечно, изношенные ладовые пластины влияют на строй инструмента. Но никак не струны, деформировавшиеся и вытянутые. Для того чтобы довести первую струну на балалайке или первую-вторую на домре до такого состояния, нужны месяцы, плюс совершенно непрофессиональное отношение к своему инструменту. При этом нержавеющая сталь и тем более нейзильбер значительно мягче высокоуглеродистой стальной проволоки. Струны скорее изнашиваются, переламываются на подставке. По свидетельству А.А.Горбачёва, струна из качественной полированной и калиброванной проволоки стоит 6—7 отделений концертов, т.е. работает 3—3,5 часа при максимальной нагрузке. Проблема строя на ладах состоит в следующем: например, мензура на ладовой накладке пропилена идеально. Значит и верхняя точка шляпки грибка — точка отсечения струны тоже находится в идеальном месте. Когда ладовая пластина изнашивается, появляются три неприятных фактора: призвуки металлического характера, быстро гаснущая "педаль" из-за большой контактной длины струны и порожка и фальшивый тон. При износе ладовой пластины точка отсечения струны переносится на 5—8 процентов в сторону подставки обычно на 2, 3, 5, 7, 8-м ладах. Остальные, как правило, изнашиваются меньше. Таким образом, второй лад имеет двойное повышение тона: за счет натяжения и за счет смещения точки отсечения струны. Первый лад только за счет повышения от натяжения, а шестой вообще не повышается. Отсюда и проблемы со строем. Но даже при очень качественно выверенном строе нужно отчетливо понимать, что идеально настроить балалайку или домру практически невозможно.

Теперь о ладовых пластинах, которые рекомендуется «реставрировать путем наварки и последующей шлифовки износившихся участков» — это совсем утопия. Наваривать лад, не снимая с инструмента? Как? Снимать лады с накладки? Тогда зачем наваривать и еще потом обрабатывать, когда новый комплект белорусских ладов из нержавейки стоит 200 рублей.

О подставке с «изменяемой геометрией» в среде профессиональных мастеров без улыбки говорить невозможно. Я понимаю, что это «бедность по-русски». Вместо того чтобы содержать инструмент в рабочем состоянии — своевременно поменять струны, прошлифовать лады, нужно изобретать новый тип подставки. Вы пишете, «что наличие в „деревянном теле" подставки чужеродного материала (металла)» никоим образом не сказывается на частотных характеристиках инструмента. Не могу с этим согласиться. Подставка — это первый контур, фильтрующий весь частотный спектр до того, как он попадает на усилитель — деку инструмента. С моей точки зрения, чужеродный материал обязательно сыграет здесь отрицательную роль.

Понимаю трудности с наличием мастеров музыкальных инструментов в регионах. В основном они живут в Москве и Подмосковье, С.-Петербурге. Но есть мастера и в Курске, Новосибирске, Краснодаре, Екатеринбурге, Красноярске, Харькове, Луганске, Владивостоке и многих других городах. В этом году приглашения на V Всероссийский конкурс мастеров балалайки и домры, который состоялся в Москве 18— 21 февраля 2010 года, были разосланы 123 мастерам. Приехали и выставили свои инструменты на суд конкурсного жюри 25 человек в номинации «Балалайка» и 28 в номинации «Домра». Одни «не успели» подготовить инструмент к конкурсу, другие просто не хотят, точнее, опасаются выставлять свою работу на всеобщее обозрение. А вдруг уже наработанный авторитет в музыкантской среде не будет соответствовать занятому на конкурсе месту? Третьи не приехали, послушав настойчивые советы наших «доброжелателей», стремящихся разорвать профессиональное мастеровое сообщество на части, потому что, разделяя, легче властвовать и ставить свои условия. Но сейчас уже можно с уверенностью сказать, что ежегодный Всероссийский конкурс мастеров балалайки и домры стал реальной школой мастерства, где происходит обмен опытом, передача знаний молодым, высказываются новые идеи, где мастера и музыканты в открытом заинтересованном разговоре ищут и находят пути сохранения традиций и становления современной российской школы мастеров музыкальных инструментов. Мастерами не рождаются — ими становятся. Главную роль в этом становлении играют музыканты. Нам нужно Ваше внимание, Ваш совет, постоянный контакт и, как следствие, ощущение нужности нашей профессии.

Копирование статьи разрешается при условии размещения ссылки на сайт фирмы ГОСПОДИН МУЗЫКАНТ® www.GMstrings.ru, указания ФИО автора и без внесения каких-либо изменений в текст.

© 2010